X Закрыть
14 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Туфан Миңнуллин
15 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Салават Әбүзәр
16 ноября, в 18:00
Драма. Автор: Зөлфәт Хәким
17 ноября, в 18:00
Комедия. Автор: Наил Гаетбаев
20 ноября, в 19:00
Мелодрама. Автор: Зифа Кадырова
21 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Надежда Птушкина
22 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Айгөл Әхмәтгалиева
23 ноября, в 18:00
Комедия. Автор: Рэй Куни
24 ноября, в 18:00
Мелодрама. Автор: Рабит Батулла
26 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Туфан Миңнуллин
Наши партнеры

Nchelny.city



Эксперимент



На все 360



Радио «Күңел»



Чаллы-ТВ



Челнинские известия



«Челны-Бройлер»



«Чаллы икмәге» ЯАҖ



Челны ЛТД



ЗАО «Автоградбанк»


МЕДИА
БУЛАТ САЛЯХОВ: «В НАШЕМ ТЕАТРЕ ДЕДОВЩИНЫ НЕТ»

Недавно артисту Набережночелнинского татарского драматического Государственного театра Булату Саляхову присвоено звание народного артиста Республики Татарстан. Воспользовавшись этим поводом, мы решили рассказать широкой публике об этом человеке, который всегда по своей сути был народным артистом.

– Булат Нуретдинович, вы помните свои первые артистические шаги?

– Выступать, судя по воспоминаниям родных, я начал очень рано. В четырехлетнем возрасте показал свой первый концерт пассажирам поезда «Казань – Вятские Поляны». Людей настолько умилила моя выходка, что они не только аплодировали, но и давали мне пряники, кренделя, пирожки и даже колбасу. В 14-летнем возрасте увидел по телевизору постановку «Банкрота» Галиаскара Камала, был потрясен захватывающим зрелищем и твердо решил стать артистом. Даже вырезал в газете объявление с адресом Казанского театрального училища. Но учиться мне пришлось в совершенно другом месте. Стал слесарем-ремонтником, до армии успел поработать на валяльно-войлочной фабрике.

– А Челны как в вашей жизни появились?

– В 1974 году приехал сюда по комсомольской путевке. Первым делом, очутившись здесь, отправился поступать в вечернюю школу. Но меня не приняли, сказали, что нужна справка с места работы. Работа нашлась сразу. Кем только я не был в «Камгэсэнергострое» – монтажником, стропальщиком, электросварщиком. Первый объект, который я возводил, – это памятник «Родина-мать» на Студенческой. Счастливое было время – все вокруг бурлило, в воздухе пахло романтикой. Каждый день после работы я отправлялся в народный театр, который действовал при ДК «Энергетик». Там я сыграл более 20 ролей, сам поставил концертную программу и два спектакля, один из которых стал моей дипломной работой при окончании режиссерского факультета Казанского института культуры. Здесь, в народном театре, я познакомился со своей будущей супругой. Я с удовольствием вспоминаю это время, потому что оно связано с расцветом культуры в городе. Тогда я работал вместе с такими будущими звездами, как Ильгиз Закиров, Азат Тимершаех, Гульдания Хайруллина.

– Говорят, именно вы открыли для татарской эстрады Салавата Фатхетдинова?

– Во всяком случае, это я посоветовал ему переехать в Челны из глухой башкирской деревни. А познакомился я с ним во время учебы в институте. Были однокурсниками, вскоре стали соратниками по сцене – я проработал у Салавата конферансье более 9 лет. Характер у нашей звезды не очень легкий, так что год, проведенный в его труппе, можно считать за два (шучу, конечно). Опыт работы на эстраде бесценен, по крайней мере для меня. Я ведь, кроме ведения концертов, выступал со своими юмористическими рассказами и мини-спектаклями. Многие мои поклонники знают меня именно по этим выступлениям.

– И все же для истинных ваших почитателей в первую очередь вы театральный артист. Какие из своих ролей вы считаете наиболее удачными?

– Очень трудно что-то выделить, ведь я уже сыграл более 40 ролей. Да и сейчас занят почти во всех репертуарных постановках. Помнится, конечно, первый спектакль, который я сыграл в рамках профессионального театра. Это была пьеса Роберта Батуллина «Бабочкой вернется твоя душа». Очень острая социальная вещь, а запомнилась она мне тем, что в ней я сыграл психически неполноценного человека, сознание которого из-за перенесенной в детстве болезни навсегда остался на уровне трехлетнего. Вы даже не представляете, насколько это занимательно – взрослому изображать малыша. Столько нюансов, столько черточек приходится постоянно находить в себе, чтобы придать своему персонажу реальное обличье. Запомнился мне и образ, который я воплотил в первом спектакле Зульфата Хакима «Страх». Я играл главного героя, который защищает даму от нападения маньяка. Уберечь мне ее от преследователя не удалось, финал получился открытым – насильник ускользнул от правосудия и продолжил свое черное дело. Казалось бы, детективный сюжет, но столько в нем психологических моментов, которые захватывают и самих артистов.

– Сегодня многие рассуждают о судьбе татарского театра. И некоторые критики утверждают, что он погряз в фольклоре, бытовых сюжетах, деревенских комедиях. Нужно выходить на мировую классику, считают они. Вы с ними согласны?

– Думаю, татарский театр должен сохранять свою самобытность, не забывать о своих корнях. Но и классика тоже должна быть в репертуаре, естественно. В нашем театре в этом смысле никогда не было перегибов. У нас можно посмотреть и «Галиябану», и «Банкрот». Недавно, когда вся страна праздновала 200-летие Николая Гоголя, республиканское телевидение перерыло все архивы в поисках телезаписи спектаклей, сделанных по Гоголю, и, знаете, обнаружило одну-единственную запись. Это была пьеса «Женитьба», поставленная челнинским театром. Когда в апреле ее показали по ТНВ, к нам стали обращаться наши зрители с просьбой восстановить работу. Сейчас мы ставим спектакль по Жану-Батисту Мольеру – «Скупой». Я считаю эту пьесу вполне современной. Несмотря на то что она написана в XVII веке, ее актуальность налицо: скупость, алчность, желание урвать кусочек пожирнее – все это мы видим в окружающем нас мире.

– Честно говоря, я поражаюсь вашей трудоспособности. Вы играете сразу в 16 спектаклях, постоянно гастролируете, при этом никогда не забываете своих ролей и всегда на сцене выглядите бодрым и энергичным. Как вам удается оставаться в такой хорошей форме?

– В этом, вероятно, есть сила привычки – если спектакль обкатан, то текст как бы сам всплывает у артиста в голове. Что же касается формы, то, конечно, приходится поддерживать ее. На лыжах катаюсь, посещаю тренажерный зал. В 40 лет я вообще играл 17-летнего парня, а потом, как бросил курить, стал вес набирать. Но все равно считаю, что многие еще роли мне по плечу.

– Я знаю, у вас театральная семья: жена, дочь, зять – все работают в театре. А ваша дочь Гузель успешно дебютировала в главной роли в спектакле «Хаят».

– Да, я горжусь ею. Приятно, что есть кому передать свое ремесло. В этом плане наш театр очень демократичный – у нас молодые артисты могут реализовать себя в полной мере. Никакой дедовщины. В этом, вероятно, заключается главная особенность нашего театра – он всегда открыт для новых талантов.

Эльвира МУХАМЕТДИНОВА

«Вечерние Челны», 27 мая, 2009 года.

К списку