X Закрыть
20 ноября, в 19:00
Мелодрама. Автор: Зифа Кадырова
21 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Надежда Птушкина
22 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Айгөл Әхмәтгалиева
23 ноября, в 18:00
Комедия. Автор: Рэй Куни
24 ноября, в 18:00
Мелодрама. Автор: Рабит Батулла
26 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Туфан Миңнуллин
28 ноября, в 19:00
Драма. Автор: Зөлфәт Хәким
29 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Наил Гаетбаев
30 ноября, в 18:00
Драма. Автор: Ягъсуф Шафиков
Наши партнеры

Nchelny.city



Эксперимент



На все 360



Радио «Күңел»



Чаллы-ТВ



Челнинские известия



«Челны-Бройлер»



«Чаллы икмәге» ЯАҖ



Челны ЛТД



ЗАО «Автоградбанк»


МЕДИА
Как смекалистый малай Труффальдино покорил челнинского зрителя

Если чувствуете себя пустой батарейкой, которую срочно нужно зарядить, то вам прямой путь в татарский драмтеатр Набережных Челнов на премьерный спектакль «Слуга двух господ». И вы получите такой заряд энергии, который поможет вам еще долго оставаться на плаву.

Сама пьеса венецианца Карло Гольдони – нетленный брэнд, растиражированный и полюбившийся россиянам благодаря телевизионному фильму «Труффальди́но из Берга́мо» режиссёра Владимира Воробьёва. Блистательный Константин Райкин создал устойчивый стереотип, каким должны быть Труффальди́но. И, казалось бы, никакими художественными приемами этот образ уже не перебить.

Однако спектакль в постановке молодого режиссера Илгиза Зайниева из академического театра им. Г.Камала Казани не стал клоном успешного фильма. (К слову, новый спектакль в репертуаре театра появился благодаря выигранному гранту Союза театральных деятелей РТ, финансируемого при поддержке президента Татарстана Рустама Минниханова.) Уже с первых минут зритель начинает понимать, что попал в иную Венецию – нарочито условную, запредельно ироничную, но не потерявшую из-за этого своего очарования. Конечно, давнишние почитатели театра сначала испытали легкий шок, когда три толстяка (в прямом, а не в фигуральном смысле, вообще, эти второстепенные герои – удачная находка режиссера) начали расставлять тазики с водой вдоль сцены, создавая таким образом венецианские каналы. Затем также легко и непринужденно макнули в один из них мобильный телефон, который им дала наивная девушка из зала. Мораль сего жеста такова – выключите сотовые, не то и ваш телефон окажется в воде. Зрители также для себя уяснили – по ходу спектакля им придется еще не раз удивляться.

Еще одна волна удивления публику накрыла, когда она разглядела декорации и костюмы (художник-постановщик спектакля и автор костюмов – также камаловец Булат Ибрагимов). Гостиничные номера и коридоры, дом синьора Панталоне, венецианские улочки – все эти декорации заменили холщевые, похожие на паруса, занавесы и деревянные настилы то ли причала, то ли набережной. Костюмы героев тоже оказались экспериментально-бюджетными. Ни тебе пышных париков, ни расшитых камзолов и вычурных панталонов. Вместо них – модные пиджаки, плащи, фетровые шляпы на одних героях, венецианские маски и костюмы на других. Почему одних осовременили, а других послали в далекое прошлое и сделали персонажами театра масок, с которым, кстати, Гольдони боролся, становится понятно в ходе спектакля. Масками выделены типичные комедийные персонажи.

Например, Труффальди́но (актер Разиль Фахертдинов) – классический Арлекино, самый популярный из персонажей-слуг в итальянской комедии дель арте. Челнинский Труффальди́но облачен в традиционный арлекинский костюмчик – «в лоскуточек». Несмотря на черную маску, которую он не снимал почти до конца спектакля, образ главного героя был исполнен по-настоящему живо и, что называется, «с огоньком». Жесты, голос, акробатические трюки – все это удачно заменили «игру лицом», которое скрывалось под маской. Актер, по сути, сыграл татарского малая-трудоголика, которому, чтобы выжить, приходится крутиться и разрываться между двумя работами, проявляя при этом недюжинную смекалку и самоиронию. Особенно это было заметно, когда он подставлял щеку или свою пятую точку для ритуальной пощечины или пинка. Ну, кто не прогибался на работе, чтобы польстить самолюбию начальства?

Немного смазался образ после того, как признавшегося в обмане Труффальдино «пригвоздили» к столбу и начали обливать водой. Что-то в этом было пафосное, что-то от Жаны д`Арк и Джордано Бруно одновременно и не вписалось в легкую и воздушную атмосферу спектакля. А когда главный герой еще и сорвал маску (выяснилось, что она скрывает симпатичного молодого человека с живой мимикой) и произнес пламенную реплику о любви, это и вовсе привело к смятенью зрительских чувств. Ведь и так было понятно, что за «униформой» слуги скрывается трепетная, романтичная душа. Но зачем же прямолинейно на это указывать?

Кстати, о романтизме… Влюбленную пару Флориндо (актер Фаиль Гайфетдинов) и Беатриче (Лилия Мингазова) режиссер решил тоже сделать предельно смешной, поэтому молодой человек у него получился откровенно голубым и даже слегка альфонсом, а девушка – мужланкой с розовым оттенком. Честно говоря, этот перебор заставил немного поморщиться. Сейчас, когда бородатые женщины и грудастые мужчины заполонили экраны телевизоров, такие «трюки» вызывают только раздражение. А настоящая романтика всегда востребована – во все времена зритель был готов (да и сейчас остается таким) достать платочек, чтобы прослезиться надо очередной «лайф стори». Гольдони, кажется, это хорошо понимал….

Прекрасно исполнены образы господина Панталоне, доктора и Бригеллы. Они выдержаны в классическом венецианском духе. Поскольку персонажи для татарской сцены необычны, то и зритель на них реагировал бурно. Почти каждая их реплика, жест вызывали приступ смеха. Герои были по-настоящему смешны, самодостаточны и надолго «осели» в зрительской памяти. Особенно Панталоне (заслуженный артист РТ Ильфат Аскаров).

В целом спектакль оставил прекрасное впечатление. Он в меру просветительский (когда еще челнинский зритель попадет в театр масок), в меру красочный и легкий, полон житейской мудрости. Режиссерские находки придали спектаклю «индивидуальность». А еще этот спектакль можно считать молодежным прорывом театра. Поскольку в нем задействованы в основном молодые артисты. Возможно, поэтому энергетика спектакля оказалась столь искрящаяся и живая. Было заметно, что артисты словили кураж и просто купаются в нем. И этот кураж, судя по всему, от спектакля к спектаклю только возрастает.

Гульнара Ахмадуллина

«Автоcity», 14 февраля, 2015 года

К списку