X Закрыть
20 ноября, в 19:00
Мелодрама. Автор: Зифа Кадырова
21 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Надежда Птушкина
22 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Айгөл Әхмәтгалиева
23 ноября, в 18:00
Комедия. Автор: Рэй Куни
24 ноября, в 18:00
Мелодрама. Автор: Рабит Батулла
26 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Туфан Миңнуллин
28 ноября, в 19:00
Драма. Автор: Зөлфәт Хәким
29 ноября, в 19:00
Комедия. Автор: Наил Гаетбаев
30 ноября, в 18:00
Драма. Автор: Ягъсуф Шафиков
Наши партнеры

Nchelny.city



Эксперимент



На все 360



Радио «Күңел»



Чаллы-ТВ



Челнинские известия



«Челны-Бройлер»



«Чаллы икмәге» ЯАҖ



Челны ЛТД



ЗАО «Автоградбанк»


МЕДИА
УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ ХАЯТ

Эту премьеру мы ждали с особым интересом, поскольку сценарий для него написал челнинский журналист Равиль Сабыр. Узнав, что наш коллега написал пьесу по повести Фатиха Амирхана «Хаят», сразу же подумалось: «Легких путей он не ищет». Ведь для того чтобы замахнуться на драматическое переосмысление известного произведения татарской литературы, согласитесь, надо обладать определенной долей смелости и даже дерзости. Хотя бы потому, что повесть «Хаят», написанная Фатихом Амирханом еще в 1911 году, казалось бы, отражает исторические веяния «иной эпохи».

Тогда на заре ХХ века возникло просветительское течение джадидов, которые видели свою миссию в том, чтобы «построить» духовный мост между восточным и европейским мирами – преодолеть политическую и религиозную косность, мешающую развитию татарского народа, и сделать рывок навстречу к цивилизации. Фатих Амирхан – один из видных джадидов. В основе его повести «Хаят» лежит история о судьбе татарской девушки, которая, оказавшись внутри любовного треугольника, сделала ошибочный выбор: питая сердечную симпатию к младшему из сыновей Арслановых – красавцу-студенту, приверженцу джадидизма Гали, в силу роковых обстоятельств она дает согласие на брак со старшим братом, муллой Салихом, «похожим на больного цыпленка». По замыслу автора, Хаят, выбирая между братьями, мечется между старым и новым образом жизни. Можно ли «дореволюционным» страстям придать современное звучание, задавались мы вопросом, отправляясь на премьеру спектакля «Хаят». Оказалось, да.

Это стало возможным во многом благодаря режиссерской находке Булата Бадриева – главную роль он отдал непрофессиональной артистке Гузель Исмагиловой. Как сказал на пресс-конференции сам режиссер, «в образе Хаят очень много наив-ного, неподдельного, и для воплощения его на сцене мне нужна была девушка, которая не знакома с азами актерского мастерства». Несмотря на отсутствие актерской практики, Гузель смогла показать на сцене довольно сложную «эволюцию» – превращения угловатого подростка в настоящую женщину. Что-то в ней даже было толстовское, от Наташи Ростовой.

Но, как известно, хорошему бриллианту нужна соответствующая оправа. Именно так воспринимались из зрительского зала подруги Хаят – роль искрометной Лизы Чулпан Казанлы довела до совершенства. А Энже Шигапова, исполнив роль Амины, кажется, всем зрителям доказала, что женская дружба все-таки существует. Впрочем, столь же блистательно играл весь актерский ансамбль – как в хорошо слаженном оркестре, в спектакле было слышно «звучание» каждого из них. Особенно зрителям запомнился Мустафа Рахимов в исполнении Инсафа Фахретдинова, который играл ну очень убедительно!

Запомнилась и работа художника спектакля Рании Хайруллиной. Благодаря ее творческому замыслу, декорации, которые вообще не менялись на протяжении всей постановки, легко «превращались» то в дом купца Гимадова, то в купеческий клуб, то в волжский берег. В декорациях превалировали два цвета – голубой и желтый. Первый олицетворял космос и бесконечность притязаний молодой души, а желтый – предательство этих замыслов... В том, что декорации воспринимались зрителями органично, есть и заслуга композитора и звукорежиссера Нияза Тарханова, который «помогал» нашему воображению, включая попеременно звуки прибоя, проплывающего мимо парохода с цыганским табором на борту, отъезжающего экипажа...

Кроме того, в спектакле было немало деталей, явно сконструированных режиссерской рукой и помогавших зрителям прочувствовать драматизм той или иной сцены. Особенно выразительно смотрелась сцена, когда Хаят рассыпает яблоки, узнав, что на Никахе вместо любимого Гали рядом с ней будет сидеть жалкий Салих... Перевернутая корзина с желтыми яблоками вообще стала символом спектакля о судьбе девушки, чьи романтические чаяния были принесены в жертву традициям. Причем, что немаловажно, отец девушки Бурган (артист Булат Саляхов) предоставляет Хаят право самой выбрать свое будущее. Однако генетические узы оказываются сильнее прогрессивных взглядов отца и внешних обстоятельств...

Эльвира МУХАМЕТДИНОВА. «Вечерние Челны»

К списку